Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Супер шлягер советской эстрады «Черемшина» «Червона рута»

Одну из самых красивых и известных песен Буковины написал композитор Василий Филиппович Михайлюк (1929-2003). Думаю, что не слишком погрешу против истины, если скажу, что успех его «Черемшины» вдохновил тогда еще совсем юного Володю Ивасюка на создание небезызвестной «Червоной руты» и вообще предопределил будущее украинской эстрады.



Таисия Повалий

 

Василий Михайлюк за роялем Владимира Ивасюка. 30 апреля 2003 года.

Родился Василий Михайлюк в селе Вашкивцы на Буковине. Семья Михайлюков не могла по причине бедности профессионально обучать сына музыке, хотя уже в детстве маленький Васыль вбивал на пороге гвоздики, натягивал между ними нити и «музицировал» на этом подобии цимбал. 
Первое музыкальное крещение он получил уже в лихие военные годы, когда в качестве сына полка принимал участие в выступлениях духового оркестра. Не удивительно, что первой написанной Василием песней стал марш. Но не марши прославили будущего композитора…


Василий Филиппович Михайлюк.

В 1952 г. Михайлюк возвращается в родное село, но и там не забрасывает музыку — наоборот, организует и возглавляет сельский хор и оркестр. Через три года о хоре Михайлюка уже слышали во всей республике.
И вот одним летним днем 1964 г. в гости к композитору нагрянул его поэт-односельчанин Николай Юрийчук. В руках он держал, чарующий своей буковинской колоритностью, текст про «черемшину» и влюбленную в «овчара» девушку.


Николай Яковлевич Юрийчук.

«Знов зозулі голос чути в лісі,
Ластівки гніздечко звили в стрісі.
А вівчар жене отару плаєм,
Тьохнув пісню соловей за гаєм

Всюди буйно квітне черемшина
Мов до шлюбу вбралася калина.
Вівчара в садочку, в тихому куточку,
Жде дівчина, жде…».

Даже для меня — украинского школьника — текст звучал излишне экзотично и далеко не все слова были понятны. Поэтому не поленюсь буквально перевести первый куплет и припев на русский.

Вновь кукушки голос слышно в лесу,
Ласточки гнёздышко свили в кровле,
А пастух овец гонит отару горной тропинкой,
Зазвенела песня соловья за лесом.

Всюду буйно цветёт черёмуха,
Словно невеста, нарядилась калина.
Пастуха в садочке, в тихом уголочке,
Ждёт девушка, ждёт…

(Интересно, что в литературном украинском грамотно будет не «жде», а «чекае» – С.К.).

В. Михайлюк:
«Вообще-то, текст был совсем не песенным. Сложные размер, ударения… Но стихотворение меня захватило».

Так как это не был заказ от Министерства культуры, с написанием музыки Михайлюк спешить не стал. Он говорил:

«Пока музыка не прозвучит во мне — за инструмент не сажусь. Песня должна РОДИТЬСЯ. Особенно припев, на который приходится кульминация произведения».

Зазвучала песня лишь тогда, когда ясным весенним днем Михайлюк отправился на луг нарезать прутьев для садовой клумбы. Дойдя до речки Глыбочка, он вдруг, будто бы впервые, увидел буйно цветущую черемуху-черемшину и услышал ее аромат. Забыв про прутья, композитор кинулся домой, добежал до фортепиано и тут же без единой правки сыграл первый и окончательный вариант будущего хита.

В. Михайлюк:
«Я всегда вижу перед собой то, о чем пишу. К природе отношусь священно. Терпеть не могу, даже когда царапают деревья. Я с природой разговариваю. И все мои песни — как частица невыразимо красивой природы нашего края».

Лидия, дочь Михайлюка:
«Папа потом говорил, что ему в тот момент представлялась не черемуха, а наша мама в свадебном наряде, идущая навстречу».

Первой «Черемшину» исполнил, конечно же, тот самый сельский хор и самодеятельная певица Нина Нечипоренко.



Но настоящая слава пришла, когда на праздновании 25-летия присоединения Буковины к Украине ее исполнил Дмитрий Гнатюк (не путать с Николаем). Праздничное действо проходило на стадионе в Черновцах и, отснятое на пленку, облетело всю страну.



Вскоре слава песни выплеснулась и за пределы СССР. «Черемшина» была популярна в Болгарии, Польше, Югославии, Венгрии, а в 1967 году во Франции ее даже назвали «лучшей песней года».



Песне удалось покорить и страну восходящего солнца. Пишут, что японский вокальный квартет «Royal Knights» («Королевские рыцари») исполнял ее… на японском языке. К сожалению, записи я так и не нашёл. С трудом представляю, как они перевели «в стрісі» (от «стріха» — «кровля, крыша») или «тьохнув» (это звукоподражательное слово даже на русский не переведёшь)! В 1968 г. японские исполнители даже лично приехали на Буковину, чтобы познакомиться с автором.

После успеха «Черемшины» композитор получил персональную пенсию республиканского значения, не говоря уже об авторских гонорарах за ее исполнение. Мечта сельского музыканта-самоучки сбылась. 
Сегодня «Черемшина» наиболее известна в энергичном исполнении Софии Ротару.

София Ротару:
«Разумеется, каждый раз, готовя новую программу, исполняю её в новой современной аранжировке, но все время стараюсь сохранить первозданную красоту. Трудно найти еще подобную песню, которую одинаково бы любили и оперные, и эстрадные исполнители, и часто пели за праздничным столом».








  «Червона рута»  

 

 

«Самый моднявый в Харькове песня!» — заявляет герой Богдана Титомира из мюзикла «Старые песни о главном» перед тем, как исполнить «Червону руту». И ведь, правда, в 1970-80-е годы это была одна из самых популярных украинских песен, которая не забыта и по сей день.



Её автору — уроженцу Буковины — Владимиру Ивасюку — удалось найти ту нить, которая смогла органично соединить фольклорный колорит с новыми эстрадными формами. Помню, как еще совсем маленьким я отплясывал под мелодию «Червоной руты», льющейся с пластинки, которую отец добыл с немалым трудом. Думаю, многие тогда в Советском Союзе ломали голову над тем, что же это за рута такая.

 

В свое время этого не знал и сам автор песни. Началось всё с того, что юный Володя обнаружил у своего отца — Михаила Ивасюка — сборник коломиек XVIII–XIX вв., а в сборнике — такие строки:

«Ой ходила, говорила гільтайова мати,
Назбирала троєзілля мене чарувати,
Назбирала троєзілля червону рутоньку,
Та й схотіла зчарувати мене, сиротоньку».

Бывает, что определенные строки и даже отдельные слова оказывают на читающего просто волшебное воздействие. Когда-то профессора Толкина очаровало слово «Эарендиль», и закончилось это всё «Властелином колец». Вот и Ивасюк оказался так очарован загадочной «червоной (в древнерусском варианте — «черленой») рутой», что бросился путешествовать по горным селам, чтобы узнать истоки этого прекрасного образа. И вот в селе Ростоки Путильского района Черновицкой области Владимир записал древнюю легенду, весьма схожую с легендой о цветке папоротника в Купальскую ночь.

Легенда: 
«Зеленый цвет руты, что густо покрывает горные полонины, обычно цветет желтым цветом. Но случается, хотя и очень редко, что цветет красным. Девушке, которой посчастливится найти и сорвать этот волшебный цветок, суждено самой расцвести, будто цветок, и своей красотой приворожить любого парня».

 
Считается, что под «червоной рутой» подразумевался карпатский рододендрон.

Чары волшебного цветка подействовали и на композитора. Ивасюк начал сочинять свою главную песню…
Впоследствии, когда эта песня покорила весь Советский Союз, в Киев как-то наведался с визитом сам генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев (по поводу вручения Украине ордена за урожай зерновых). На сцене перед важным гостем выступал вокально-инструментальный ансамбль СМЕРІЧКА.

Л. Дутковский, руководитель ВИА СМЕРІЧКА:
«После того, как мы пропели «Червону руту», Леонид Ильич взял корзинку с красными гвоздиками и начал раздавать их каждому из исполнителей. Сперва презент был сделан мне. Пожав мне руку, генсек сказал:
— Это вы написали «Червону руту»?
— Нет, — ответил я.
Тогда Брежнев подошел с гвоздикой к Зинкевичу и тоже спросил его:
— Вы написали «Червону руту»?
— Нет, — ответил Василий.
То же самое услышал генсек и от Назария Яремчука. Обескураженный таким единодушием, партийный вождь помахал пальцем в нашу сторону и сказал: «Ну и шутники ж вы, хлопцы».

Леонид Ильич еще больше удивился бы, если бы узнал, что самый известный украинский хит 70-х был написан 19-летним юношей — студентом Черновицкого мединститута (!), то есть, совсем молодым человеком, да еще и без музыкального образования. 
Сначала Ивасюк хотел написать ее в жанре баллады, но тогда она выходила чересчур затянутой и размытой. Долго шла и работа над текстом. Сохранился один из черновиков с ранним вариантом текста:

«Ти не смійся хоч раз,
Не кажи, що забула,
А згадай про той час,
Як ти мавкою була.
Що ночами в лісах
Ти чар-зілля шукала,
Що з вітрами, як птах,
Ти колись розмовляла.
Бачу я тебе в снах
У дібровах зелених.
По яких же шляхах
Ти вернулась до мене?»

Внизу была приписано «Мусі від Володі. ІІІ пара. Лекція». Утверждают, что это было посвящение однокурснице Владимира — Марии Соколовской.


Владимир Ивасюк и Мария Соколовская-Марчук.

М. Ивасюк, отец композитора:
«…Володя работал над этой песней, как и над всеми другими, совершенно самостоятельно. Писалось ему тяжело, буквально каждая строка выстрадана. Возможно, один раз и я дал дружеский совет. Припоминаю, у Володи сперва было: «У дібровах зелених. По зелених стежках…» Я обратил внимание, что дважды повторяется один и тот же цвет. Это, кажется, и всё мое участие».

Кстати, впоследствии, когда «Рута» станет популярной, ревнители чистоты литературного украинского языка будут переживать, что из-за строчек «Бо твоя врода — То є чистая вода» приживётся неверное ударение «вОда». 
Но тогда о всесоюзной популярности ещё никто не подозревал…

Работа над песней шла так долго, что точную дату окончательного варианта текста, музыки и аранжировки установить трудно. Во всяком случае, на суд широкой аудитории эта песня была вынесена осенью 1970 года, когда Черновицкое ТВ готовило прямой эфир для республиканской музыкальной программы «Камертон хорошего настроения». 
Имея на областном телевидении хороших знакомых, Ивасюк подготовил для эфира две песни — «Червону руту» и «Водограй» (кстати, именно песне»Водограй» Ивасюк с товарищами пророчили больший успех, чем «Руте»). Первыми исполнителями были сам автор и молодая учительница музыки Елена Кузнецова. Для записи музыки был приглашен ансамбль КАРПАТЫ. Предварительная аудиозапись длилась долго. Было сделано 12 дублей, прежде чем результат удовлетворил всех.

Е. Кузнецова:
«Мне больше запомнились не сами съемки, а процесс аудиозаписи песен на местной телестудии. Режиссер Василий Стрихович и Володя тихонько стучали в окошко, вызывая меня. Мой отец был очень недоволен, что приходилось работать ночью, когда освобождалась студия. Нам давали время с полночи до шести утра. В вокальном плане «Червона рута» сложная для исполнения. В особенности тяжело давалось «А-а-а-а» — это переходные ноты сопрано, а у меня меццо-сопрано. Поэтому приходилось петь фальцетом, брать инструментальным звуком, чтобы не было вибрации и не появилось эхо. Я пела первую партию, а Володя — вторую. У него был тенор. То есть, нам приходилось менять регистры. Песня «Водограй» значительно проще для исполнения в вокальном плане. Трудно сказать, почему «Червона рута» стала более популярной, чем «Водограй». Возможно, сыграло роль необычное название песни».


В. Ивасюк и Е. Кузнецова во время эфира программы «Камертон хорошего настроения».

И вот 13 сентября с Театральной площади Черновцов полились звуки песен Ивасюка. Чары «Червоной руты» начали действовать на всю Украину. В самих Черновцах на улицах, прилегающих к площади, стал останавливаться транспорт.

Н. Яремчук:
«Был погожий осенний день, день, когда люди впервые услышали в Володином исполнении «Червону руту» и «Водограй». К самой площади — не пройти. Ее обступили сотни людей. Из окон мединститута, где в то время учился Володя, выглядывали студенты. Солнце сияло в лучах бабьего лета, а над Черновцами звучали песни Владимира Ивасюка. Сам он сидел на скамье под деревьями — смеричками и елками, — и разговаривал с девушкой… «.



Вдохновляющее начало было омрачено кознями местных властей. Режиссеру Владимиру Стриховичу сначала… вкатили выговор. Мол, на исполнение песен не было разрешения худсовета. Однако песни уже ушли в эфир, и так быстро набирали популярность, что Стриховича вызвали еще раз, чтобы… наградить грамотой.

Однако всесоюзную известность песни Ивасюка обрели, когда за их исполнение взялся упомянутый выше ансамбль СМЕРІЧКА. Ивасюк сразу почувствовал, что их творческие цели совпадают. Он говорил: «Своеобразный стиль исполнения и трактовка фольклора покорили меня, когда я впервые увидел ансамбль на сцене».
В передаче «Алло, мы ищем таланты» СМЕРІЧКУ увидела вся страна. Теперь «Червону руту» исполняли Назарий Яремчук и Василий Зинкевич, а Ивасюк давал интервью. 
В следующем году наступил настоящий звездный час СМЕРІЧКИ и Ивасюка — «Червона рута» стала песней года на всесоюзном фестивале «Песня-71». Ансамбль и автор отбыли в Москву на финальный концерт фестиваля.


Зинкевич, Яремчук и Ивасюк.

Н. Яремчук:
«— Так что, дед, надо ехать в Москву. Вызывают на «Песню-71», всесоюзный финал. Под оркестр Силантьева ты, Василий и я должны спеть «Червону руту». Аранжировать песню придется мне лично. Для большого состава музыкантов не пробовал никогда, но надо…
Увидев в наших глазах радость и одобрение, Володя сел за свой рояль. Взял ля-минорный аккорд.
— Тут, я думаю, — сказал он, — лучше будет, если вместо женского голоса прозвучит гобой…
К Володе на квартиру мы приходили несколько дней подряд. На телефонные звонки просто не отвечали, погрузившись с головой в работу. На своеобразных репетициях Зинкевич и я напевали песню, а Володя сверял оркестровку. Почти все оркестровки, кстати, он всегда писал сам. Часто любил повторять: «От того, как оденешь песню, в значительной мере будет зависеть ее звучание». Ему, как автору, легко было находить нужнейшее одеяние. Особенно он любил писать партии «для дерева», т. е. для деревянных духовых инструментов — гобоя, флейты, фагота. Во время наших репетиций на его рояле лежали также тома для оркестрирования больших симфонических оркестров. Они будто проявляли его давние мечты подкрепить свои знания консерваторским образованием.
В Москву вылетали мы декабрьским холодным утром. В самолете, держа ноты на портфеле, Володя дописывал оркестровку. К надсадному реву двигателей его память приобщала голос флейты, гобоя, скрипок и… волнение, волнение…
Финал конкурса «Песня-71» собрал немало звезд тогдашней эстрады: Магомаев, Хиль, Кобзон, Зыкина, начинающий Лещенко… Десятки известных имен. К участию в конкурсе допускались даже композиторы без консерваторских дипломов…
Наш выход на сцену. Мы с Василием появились в белых стилизованных гуцульских костюмах. Ослепительно сияли прожекторы. Телевизионные камеры, приближение волнительной минуты ощутимо сковывали поведение. И еще большой симфонический оркестр. После заключительного голоса гобоя мы взяли первые ноты. После конкурса критика назвала наше выступление выдающимся. Владимиру Ивасюку был вручен диплом лауреата фестиваля и миниатюрный рояль с надписью «Песня-71″. Всем нам еще подарили метровые макеты Останкинской башни, на которых мы оставили свои автографы».



В том же году «Червона рута» прогремела еще раз — так назывался кинофильм (реж. М. Скочеляс и Р. Олексив) — наверно, первый музыкальный кинофильм в Украине.

В основу сюжета была положена история любви молодых людей из разных концов республики — донецкого шахтера и карпатской девушки. Шахтера играл Назарий Яремчук, а девушку — восходящая звезда София Ротару. Но, конечно же, главными героями фильма были песни Ивасюка.



Именно Ротару стала очередной любимицей Ивасюка после СМЕРІЧКИ. В 1972 году раскрученный брэнд «Червона рута» становится названием группы, где пела молодая София Михайловна — будущая народная артистка Украины, Молдовы и СССР.

«Червону руту» Ротару поет до сих пор, но лично мне все-таки больше нравится мужское исполнение — ведь песня-то написана от лица влюбленного мужчины и обращена к девушке.



Слава Ивасюка росла как «снежный ком». Судите сами:

— 1972 г. — песня «Водограй» (наконец-то!) становится лауреатом «Песни-72»;



— 1974 г. — С. Ротару вместе с песней «Водограй» становится лауреатом эстрадного фестиваля в Болгарии «Сопот» (тогда еще шутили, что «Одна София покорила другую Софию»);


Владимир Ивасюк и София Ротару

— 1974 г. — В. Ивасюка избирают делегатом XXII съезда комсомола от Львовской области;

— 1975 г. — Снят еще один музыкальный фильм «Песня всегда с нами», где звучат шесть песен Ивасюка;

— 1977 г. — Вышел виниловый диск-«гигант» «София Ротару поёт песни Владимира Ивасюка», за который певица получила премию ЦК ВЛКСМ.

Но все это внешняя и светлая сторона творческой жизни талантливого буковинского самородка. Мало кто тогда знал, что человек со столь громким именем был мишенью черной зависти многих его «коллег», преимущественно из Союза композиторов Украины. Хотя, вряд ли они считали Ивасюка своим коллегой. «Выскочку», так быстро перескочившего несколько ступеней традиционной карьеры советского композитора, откровенно недолюбливали. Несмотря даже на то, что «аматор» всё-таки поступил на обучение в Львовскую консерваторию.

Михаил Ивасюк, отец композитора:
«Некоторые члены областного совета самодеятельных композиторов восстают против «Червоной руты» и «Водограя», пытаются дискредитировать их своими жалобами в высшие инстанции. Они указывают на то, что радио и ТВ передают в эфир «творения «студента-медика Ивасюка», им никак не смириться с тем, что скромный юноша, который даже не посещает из-за дефицита времени областное объединение, выходит на республиканскую аудиторию, не спросив у них разрешения…
…С …публикацией сборника песен связаны тяжелые воспоминания Володи. В издательской рецензии композитор Игорь Шамо (да-да, тот самый, что написал «Києве мій» — С. К.), который всегда почему-то дышал огнем на молодого коллегу, перечеркнул сборник, не рекомендуя его для издания. Володе особенно больно было от его слов, произнесенных в кругу киевских композиторов: «Этот гуцул стал нам поперек дороги, но мы его уберем…». Эти слова дошли до слуха Володи. Он обижался:
— Кому ж я стал поперек дороги? Кому мешаю написать «Девятую симфонию» или «Лунную сонату»? Разве я когда-нибудь мешал украинской молодежи увлекаться творчеством Игоря Шамо или кого-то из его титулованных коллег? Почему Шамо угрожает мне, как будто у него монополия на украинскую песню? …Я мог бы не реагировать, когда бы это говорил обыватель, а не известный композитор, песни которого с удовольствием поет один из лучших современных певцов Дмитрий Гнатюк. Правда, такое поведение возможно только у нас, в Украине».

Все эти козни, вкупе с внезапно свалившейся славой и чрезвычайно напряженной работой, стали сказываться на психическом здоровье композитора. Он часто был подвержен депрессии и даже проходил лечение в психиатрической клинике.

А 24 апреля 1979 г. после телефонного звонка Ивасюк выходит из дома и… пропадает без вести. Его тело обнаружили лишь 18 мая — недалеко от Львова, в лесу. И хотя причиной смерти объявили суицид, многие улики говорили о возможности преднамеренного убийства. Впрочем, трудно поверить, что это сделали лично советские композиторы и, уж тем более, советские спецслужбы (пишут и такое). Для Москвы Ивасюк был совершенно безвреден, многие в самых высших эшелонах советской власти любили его песни… Тем не менее, загадочную смерть композитора официально пытались по обыкновению замолчать, чтобы не было кривотолков, чем только усилили слухи и сплетни.

Несмотря на политику «умолчания», на похороны Владимира Ивасюка собрались тысячи людей. Среди них были Василий Зинкевич, Назарий Яремчук, Юрий Рыбчинский, Дмитрий Гнатюк и многие другие. На венке, который принесли участники славного трио Маренич, было написано:

«Спасибі, друже, за любов жагучу
до рідної Вкраїнської землі,
повік твою «Червону руту»
співати будуть солов’ї».



 

_____________________________________

Сергей Курий             

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments