Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Музыка эмигрантов


Музыка эмигрантов


От перемещения еврея в пространстве многое меняется



Лонид Утесов, создавший свой теа-джаз в 1929 г., в одной из программ в шутку утверждал, что джаз был занесен в Америку веселыми одесситами еще в XIX в. Конечно, джаз как способ импровизации, был создан в основном черными американцами, но… Недавно при подготовке программы «Евреи в джазе» с Борисом Фрумкиным я впервые увидел список с сотнями имен американских музыкантов еврейского происхождения, композиторов и авторов текстов, тех, чьи темы входят в число «вечнозеленых», то есть вечных мелодий и являются джазовыми стандартами…И перед моим воображением вдруг предстал большой звучащий сад плодов еврейской эмиграции из России. Ведь многие из тех, чьей музыкой восхищались, восхищаются и будут восхищаться миллионы людей, были когда-то детьми, родившимися в семьях еврейских эмигрантов из России. То, что становление джаза, мюзикла, шоу-бизнеса совпало по времени с пиком еврейской эмиграции из России в США, наверное, случайность. Не случайность – столь мощное участие эмигрантских талантов в этом процессе. В своем эссе «Планета кочевников» известный немецкий историк Карл Шлегель приходит к выводу, что современный мир вообще не может развиваться без «новых кочевников», людей, которые отваживаются шагнуть в чужой мир с желанием, волей и надеждой в нем самоутвердиться.

Первым из российских евреев звездой американского шоу-бизнеса стал сын кантора певец и конферансье Эл Джолсон. Он умер в 1950 г., но его считали и продолжают считать своим кумиром многие звезды, начиная с Элвиса Пресли и кончая Майклом Джексоном и Миком Джеггером. Известно, что стиль пения Джолсона повлиял на его молодых современников Фрэнка Синатру и Бинга Кросби.

Если продолжить список евреев, поющих не в синагоге и не в опере, то из более поздних времен следует назвать Боба Дилана, Саймона и Гарфункеля, Билли Джоэла и, конечно же, Барбру Стрейзанд. Из инструменталистов ни с кем не спутаешь автора знаменитейшей темы «Take five» саксофониста Пола Дезмонда из квартета Дэйва Брубека. Дезмонд, родившийся как Поль Эмиль Брайтенфельд, выбрал себе псевдоним, ткнув пальцем в телефонную книгу. Это было в начале 60-х гг.

А еще раньше, в довоенные годы, в Америке гремели имена «наших» Арти Шо и Бенни Гудмена – лучших свинговых кларнетистов и руководителей джаз-бэндов, запечатленных в дружеском шарже вместе с такими же титанами Дюком Эллингтоном, Каунтом Бейси и Гленном Миллером.

Все они вместе, евреи и неевреи, создавали американскую музыку и ее особую фирменную американскую отрасль и гордость – джаз.

Сюжет жизни Арти Шо, родившегося как Артур Якоб Аршавский, полон неожиданных поворотов. Шо руководил созданными им девятью оркестрами, был восемь раз женат и дожил до 94 лет. Последние 50 лет из них, отойдя от джаза, он прожил на заработанные ранее деньги и занимался литературным творчеством.

«Народ сочиняет музыку, а мы, композиторы, только ее аранжируем» – эту фразу приписывают Глинке. В СССР это высказывание шутники из Союза композиторов, правда, укорачивали до: «Народ сочиняет музыку, а мы – композиторы!».

Так вот, если все-таки народ сочиняет, то уж тут наш народ постарался по обе стороны океана. В СССР лидером, вне сомнения, был Дунаевский, но рядом с ним была плеяда прекрасных мелодистов: Фрадкин и Френкель, Жарковский и Кац, Фельцман и братья Покрасс. Конечно, в здание советской легкой музыки вложили свои кирпичи и многие замечательные русские авторы – Хренников, Соловьев-Седой, Богословский, Мокроусов и другие. И музыка США, конечно же, непредставима без Армстронга, Эллингтона и многих других, но вот из первой десятки лучших, самых успешных композиторов Бродвея только Кол Портер не был евреем. На Бродвее чаще всего звучали – одна другой лучше – мелодии, сочиненные детьми и внуками эмигрантов из России: сыном шойхета из Могилева Ирвингом Берлином, сыном инженера-оружейника из Петербурга Джорджем Гершвином, сыном кантора Харольдом Арленом, а также Ричардом Роджерсом («Звуки музыки»), Леонардом Бернстайном («Вестсайдская история»), а позднее – Джоном Кандером («Кабаре» и «Чикаго»), Джерри Боком («Скрипач на крыше») и многими другими.

Про прожившего 101 год Ирвинга Берлина другой прекрасный композитор еврейского происхождения Джером Керн (его родители из Германии) сказал: «Нельзя говорить ни о каком месте Берлина в американской музыке, потому что он и есть американская музыка». Детство Ирвинг Берлин провел в Тюмени. Кто знает, может быть, в стихах и мелодии его «Белого Рождества», самого популярного американского рождественского шлягера, сочиненного евреем, отразились его детские впечатления о сибирской зиме?..

История композиторов-евреев в американском шоу-бизнесе изобилует примерами искреннего восхищениями друг другом, дружбой, реальной поддержкой и помощью старших младшим, например Керна – Берлину, Берлина – Гершвину. Триумф премьеры «Рапсодии в стиле блюз» 12 февраля 1924 г. стал самой знаменательной датой как в биографии Гершвина, так и в истории музыки вообще. В зале в первых рядах можно было видеть и Рахманинова, и Стравинскго, и Хейфеца, а еще Цимбалиста, Стоковского и Кусевицкого.

Эмигрант из России, выдающийся дирижер Сергей Кусевицкий, консультировавший Гершвина, сыграл свою особо важную роль в становлении американской музыки на посту руководителя Бостонского филармонического оркестра. А еще он был учителем дирижирования Леонарда Бернстайна...

Я думал назвать свои заметки «Плоды перемещения». И в этом смысле уникальна драматическая история родившегося и умершего в Берлине Эдди Рознера, того самого, которого многие из нас видели на советской эстраде. Распорядись судьба иначе, он вполне мог бы стать равным в компании Эллингтона, Гудмена, Шо, Миллера и Бейси. Рознер окончил в Берлине консерваторию по классу скрипки, но знаменитым в Европе стал, играя на трубе.

С приходом Гитлера к власти Рознер, которого родители назвали Адольфом, стал Эдди и бежал в Польшу, гражданином которой он был. Там, в Варшаве, Рознер собрал свой первый джаз-оркестр, успешно гастролировал по Европе. Американская фирма грамзаписи Columbia записала с оркестром Рознера в 1938 г. в Париже несколько пластинок, в том числе и с классной аранжировкой «Бай мир бист ду шейн». Тогда же на гастролях по Европе Рознер встретился и познакомился с Луи Армстронгом, который подарил ему свою фотографию, надписав ее «Белому Армстронгу». Рознер, что называется, нашелся с ответом и подарил Луи свою фотографию с надписью «Черному Рознеру».

После раздела Польши Рознер стал советским гражданином. Это спасло его от Гитлера, но, когда он после войны захотел вернуться на родину, в Берлин, от Сталина ему спастись не удалось. Вместо Берлина Рознер угодил в Магадан. Он вернулся оттуда через семь лет, уже после смерти диктатора, и создал свой новый оркестр. За годы жизни в СССР Рознер так и не смог перековаться и стать советским, его продолжало тянуть обратно, в родной Берлин. В конечном итоге стареющего Рознера отпустили, вычеркнув его имя, откуда только было можно, и в 1972 г.он приехал в Западный Берлин, где прожил свои последние четыре года. В архиве Радио «Свобода» отыскалась запись, засвидетельствовавшая вторую (заочную) встречу Рознера с Армстронгом, о которой оба они не догадывались. Луи в 1958 г. пригласили в студию Радио «Свобода» в Нью-Йорке и проиграли ему песенки из только что вышедшей тогда кинокомедии «Карнавальная ночь». Слушая песенку «Пять минут» в исполнении Людмилы Гурченко под оркестр Эдди Рознера, Луи Армстронг неожиданно достал трубу и начал подыгрывать. Слава Богу, кто-то догадался нажать на кнопку «запись».

Михаил Жванецкий как-то обратил внимание на то, что хотя среди других народов евреи всегда в меньшинстве, но вот почему-то в физике они вдруг оказываются в большинстве, в шахматах – они тоже в большинстве, в музыке они опять в большинстве и т. д. Объяснить эти прекрасные магнитные аномалии, которые притягивают евреев туда или сюда, трудно.

Предлагаю в заключение два шутливых ответа на еврейский вопрос «что вдруг?»:

w Евреи – народ древней культуры. Но они очень расссеяны. Буквально по всему миру. И, видимо, по рассеянности они часто обогащают культуры других народов.

w В начале перестройки знаменитому историку культуры Юрию Лотману во время публичного выступления из зала пришла записка. Он зачитал ее вслух: «Скажите, почему в Библии речь всё время идет исключительно о евреях, а о русских не говорится ни слова?». Лотман выдержал паузу и ответил, откладывая записку в сторону: «По техническим причинам».

Итак, либо «по рассеянности», либо «по техническим причинам», но эмиграция, по крайней мере еврейская, всегда одаряет принимающую страну прекрасными свершениями. Так было в США, стране иммигрантов, где следы евреев из России значительны не только в музыке, но и в кино, бизнесе, науке. При желании можно увидеть эти же закономерности и в нашей нынешней волне эмиграции в Германию. Прошло не так уж много лет, а наши дети и внуки уже выиграли несколько международных конкурсов, стали докторами наук, профессорами и так далее. От перемены мест нашего пребывания действительно многое меняется…
Юрий Векслер
http://www.evreyskaya.de/archive/artikel_650.html

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments