March 7th, 2017

Красавицы Бориса Кустодиева

7 марта 1878 года родился Борис Михайлович Кустодиев, обеспечивший белотелым русским купчихам место в мировом пантеоне красавиц, среди рубенсовских богинь, запакованных в парчу инфант Веласкеса и очаровательных паpижанок Ренуаpа.

Кустодиева часто называют русским Рубенсом, а выражение «кустодиевские красавицы» прочно вошло в обиход и в учебники, вместе с репродукциями его «купчих». В то же время, мало кому столько доставалось во все времена от художественной критики и коллег-живописцев.

 


Купчиха и домовой, 1922

Многие спорят, чего больше в картинах Бориса Михайловича — восхищения или иронии, шутят, что, рисуя пышнотелых богинь в голодной послереволюционной России, он воспевал не их, а сытую жизнь и купеческий достаток, среди которого прошло его детство (семья Кустодиевых арендовала флигель в купеческом доме).

Сам же художник говорил, что тонкие и изящные барышни, соответствующие стандартам красоты, не вдохновляли его. Устав от многочисленных «почему», он сказал как-то:   Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Петр Вяземский. Я — записная книжка

viazemskij5

 

Петр Вяземский прочно ассоциируется у нас с Пушкиным, и мало кто знает, что именно он стал прототипом Пьера Безухова. Александр Пушкин и Петр Вяземский дружили двадцать лет, до самой трагической смерти поэта. Смерть Александра Сергеевича стала для Петра Вяземского переломным рубежом, после которого начался трудный период, перечеркнувший многое из того, что, казалось, было написано ему на роду: по знатности происхождения, связям, природным талантам.  Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru