October 17th, 2017

Неизвестный Айвазовский: Завораживающие зимние пейзажи прославленного мариниста

Зимний пейзаж. И. Айвазовский. | Фото: liveinternet.ru.

Зимний пейзаж. И. Айвазовский.  
 
Прежде всего, Иван Айвазовский запомнился потомкам как выдающийся маринист. Морские пейзажи ему давались превосходно, несмотря на то, что художник никогда не писал их в открытом море. Но кроме марин в коллекции Ивана Константиновича находились картины с «сухопутными» сюжетами. Настоящей редкостью стали зимние пейзажи Айвазовского, которые завораживают с первой же секунды.

 

 
Мельница, 1874 год. | Фото: history-of-art.livejournal.com.

Мельница, 1874 год.  



У большинства людей имя Ивана Константиновича Айвазовского ассоциируется с картинами на морскую тематику, но истинные ценители творчества художника знают, что он писал не только марины. Его зимние пейзажи заслуживают отдельного внимания.  Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Найти и не сдаваться: провалы и успехи великих композиторов

В судьбах великих людей есть истории не только громких успехов, но и горьких поражений, через которые им пришлось пройти на пути к мечте.  Рассказываем о переломных моментах в судьбе известных композиторов. 

Михаил Глинка и «Руслан и Людмила»


Илья Репин. Портрет Михаила Глинки. 1887. Государственная Третьяковская галерея

После ошеломительного успеха оперы «Жизнь за царя» в 1836 году Михаила Глинку, основателя русской музыкальной школы, увлекла идея оперы по мотивам поэмы Пушкина «Руслан и Людмила». В произведение композитор вложил все свои духовные и творческие силы, но петербургская публика приняла его крайне холодно. «В конце 5-го действия императорская фамилия уехала из театра. Когда опустили занавес, начали меня вызывать, но аплодировали очень недружно, между тем усердно шикали», — вспоминал композитор в своих записках.

Помимо критики либретто, написанного уже без участия Александра Пушкина, а также выступления артистов, со скептицизмом зрители встретили и музыку Глинки. В ней он использовал новаторские и непривычные уху музыкальные приемы, отличные от традиционных итальянской и французской оперных школ, к которым публика оказалась не готова. В то время как сторонники Глинки защищали новый жанр — русскую эпическую оперу — и называли его музыкой будущих поколений, критики продолжали негодовать, возмущаясь, «почему же тогда ее предлагают им, современникам».

«Руслана и Людмилу» очень долго считали «несценичным» произведением, партитуру сочинения переделывали и сокращали. Позже один из защитников оперы Глинки, известный музыкальный критик Владимир Стасов, назвал ее«мученицей нашего времени».

Сам композитор тяжело переживал провал. Он уехал за границу, где продолжал писать, вдохновляясь мотивами Франции и Испании.


Фрагмент оперы «Руслан и Людмила».  

В 1848 году в Варшаве Глинка вернулся к истокам русской музыки и написал симфоническую фантазию «Камаринская» на темы двух песен: свадебной лирической «Из-за гор, гор высоких» и бойкой плясовой. Так Глинка заложил новый тип русской симфонической музыки, которая сочетала самые разные ритмы, характеры и настроения. Впоследствии Петр Чайковский признал: «Вся русская симфоническая школа, подобно тому как весь дуб в желуде, заключена в симфонической фантазии «Камаринская».Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru