January 5th, 2018

Оперы-сказки русских композиторов Сергей Прокофьев, «Любовь к трем апельсинам» (1919)

Сказка — один из самых притягательных жанров для русских композиторов. Многие оперные шедевры написаны на сказочные сюжеты. Но сказка, как подметил Пушкин, — «ложь, да в ней намек». Далеко не все оперы-сказки имели сказочно счастливую судьбу из-за намеков, из-за неожиданных музыкальных решений. Как бы то ни было, современный слушатель имеет возможность выбрать оперу-сказку на свой вкус.

Сергей Прокофьев, «Любовь к трем апельсинам» (1919)



Оперный Звездочет, произнеся во введении к «Золотому петушку» свои пророческие слова, проваливается в люк. В опере Прокофьева «Любовь к трем апельсинам» по сказке Карло Гоцци театральный люк задействован очень активно: из него персонажи эффектно появляются и с шиком в нем исчезают.

В 1918 году молодой Сергей Прокофьев уезжает из России. Начинаются его американо-европейские странствия. Они совсем не были похожи на путешествия Принца — героя его оперы «Любовь к трем апельсинам». Тот, по воле ведьмы Фаты Морганы, скитался по свету в поисках апельсинов. В критических ситуациях ему на помощь приходил добрый маг Челий. Прокофьев путешествовал по своей воле: он искал творческой свободы и признания, но знакомого мага у него не было.

Первым значимым событием в зарубежных странствиях композитора становится как раз постановка оперы «Любовь к трем апельсинам» в Чикаго в 1921 году. Прокофьев писал о ней так: «Чикагцы и горды, и смущены, что они дают «модернистскую премьеру». Но гораздо большее впечатление на композитора произвело сценическое воплощение оперы в Ленинграде, в бывшей Мариинке (1926). Режиссер-постановщик спектакля Сергей Радлов, впечатленный, в свою очередь, талантом Прокофьева, назвал его музыку «почти физическим вкачиванием бодрости в человеческую кровь».

Рецепт прокофьевского витаминного коктейля очень прост: к знакомым сказочным персонажам (принцу, принцессе, волшебникам) добавляется эксцентрика, подхихикивание над традициями, гениальные музыкальные темы. Все это перемешивается и подается без приторного оперного сиропа.

Автор: Алевтина Бояринцева

[/more]

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Шансон-Портал представляет: ИЗАБЕЛЛА ЮРЬЕВА - «МАДАМ ВЕЧНЫЙ АНШЛАГ»

  

     К знаменитой певице с ростовскими корнями давно и прочно прилипли клише: «королева патефона», «мадам Вечный Аншлаг», «белая цыганка».
     Сильное контральто, много чувства, терпкий ретро-аромат и несколько переживших эпоху шлягеров. Достаточно ли этого для бессмертия? А ведь Юрьева была безусловной и абсолютной звездой — на эстраде, в музыке и по судьбе. Как известно, звезды никогда не отклоняются от своего пути. И поэтому вовремя уходят, чтобы навсегда остаться. Королева романса безупречно выдержала звездную траекторию.
     Всю жизнь младшая дочь из многодетной еврейской семьи переписывала сказку о Золушке на свой манер. В 18 лет, оставив маленький домик на Никольской улице Ростова, Белла Ливикова начала свое стремительное восхождение к Изабелле Юрьевой. Хрупкая блондинка многим утерла нос в науке побеждать — публику, знаменитых мужчин и даже время.
     Обожаемая жена, сердцеедка и рафинированная красавица, купающаяся в любви как в родной стихии, она умела быть бесстрашной. В 20-е–30-е, в разгар борьбы с «цыганщиной», продолжала как ни в чем не бывало распевать романсы. В «сороковые-роковые», как на эстраду, ездила на фронт и давала концерты в самом пекле военного ада. И даже легкомыслие ее граничило с героизмом: эта, по словам товарища Сталина, «харошая пэвица» дерзнула отказаться от идеологически правильной песни, в которой упоминался Он.
     Было время — народную любимицу Юрьеву отлучали от сцены. Но финальную точку она оставила за собой, желая запомниться людям молодой, красивой и желанной. В зените таланта и славы. Ведь чтобы прослыть легендой, надо быть ей.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru