May 9th, 2021

✨Главный хит военных лет – «Любимый город может спать спокойно».

 

Еврейская, военная

 

 

Под эту песню вылетали истребители, стреляли «Катюши» и шли солдаты в бой. Накануне Дня Победы вспоминаем, как создавали и запрещали главный хит военных лет – «Любимый город может спать спокойно».

Слова к песне «Любимый город может спать спокойно» придумал еврей, поэт и будущий фронтовик Евгений Долматовский. Он вспоминал: весной 1939 года его пригласили в Киев, чтобы написать песню для кинокартины «Истребители». Он согласился сразу же: «Поездка в Киев – всегда счастье. А тут ещё и пора цветения каштанов, беззаботная весна 1939 года. Ещё невозможно себе представить, что придётся лежать в истоптанной ржи с винтовкой на подступах к этому городу, а потом переплывать ледяной Днепр, а потом – не скоро, не скоро – проходить по разрушенному Крещатику».

Еврейская, военная

Главную роль в «Истребителях» играл 28-летний актер Марк Бернес. К тому времени он имел за плечами всего несколько второстепенных эпизодов в кино. Картина о летчиках-испытателях, которые борются за любовь одноклассницы, должна была стать его звездным часом. На съемочной площадке «Истребителей» Бернес нервничал: он хотел, чтобы каждая сцена была отточена до совершенства. По сценарию герои должны были петь песню. Долматовский набросал несколько отвлеченных вариантов, но Бернес взбунтовался: он играл летчика и хотел петь именно про летчиков. «Я делаю наброски. Бернес их бурно отвергает: “Напиши мировую песню. Вроде вот такой… Впрочем, тебе такую никогда не сочинить!” И он напевает песню “Дальняя сторожка”. Я нерешительно признаюсь, что это – мое сочинение. Бернес, кажется, не очень верит мне на слово», – пишет Долматовский в своем дневнике.   Collapse )

 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

✨ Легенды ХХ века: загадка Франчески Гааль

 

 
...Майор Агибалов пребывал в недоумении. Он провел ладонью по лбу, потом спросил у сопровождавшей его дамы: «А где же артистка Гааль?». Та опять ткнула рукой в стоящую перед ним фигуру. Нищенка. Резкий запах давно немытого тела. 
 
 
Сквозь сажу и пороховую гарь проступает бледное до зелени лицо. Кисти рук в струпьях. На ногах мужские лыжные брюки. Кутается в грязный платок. Полубезумные глаза сверкают из-под волос в колтунах. Старуха лет шестидесяти. Агибалов громко выматерился и, харкнув на дымящиеся кирпичи развалин, махнул двум дюжим автоматчикам: уходим.  Collapse )

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru