Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

О снах...

Историк не мог бы позволить себе словосочетание: "Если бы...”. Я не историк, поэтому позволю. Если бы Авремека Копеловича не уничтожили в Освенциме в возрасте 14 лет, сегодня мы бы знали большого поэта. Всё, что он нам оставил, чтобы мы могли предполагать – это 8 с половиной стихотворений. Половина – это незаконченная пьеса в стихах.



История поначалу очень напоминала сюжет фильма “Жизнь прекрасна”. Сын и отец пытаются выжить вдвоем. Только потом развитие событий пошло по совершенно другому сценарию.
Мальчика обнаружили в бараке в отсутствии отца. Делать ему там было нечего. Возраст такой – 14 лет – спорнопограничный в контексте ПОЛЕЗНОСТИ... Момента прощания не случилось...
Когда отец вернется в Лодзь, он найдет в развалинах дома тетрадь со стихами сына, которая доберется с ним до Земли Израиля. Там о снах Авремека


חלום

כשאגדל ואהיה בן עשרים,
אצא לראות את עולמינו המקסים.
אתיישב בתוך ציפור עם מנוע,
אתרומם ואמריא אל החלל, גבוה.

אעוף, אטוס ואתנשא
מעל עולם רחוק ויפה.
אחלוף מעל נהרות וימים,
אל השמיים אתרומם ואפרח,
עננה אחות לי והרוח אח.

אתפעל מנהרות הפרת והחידקל,
אראה את הפירמידות והספינקס,
במצרים העתיקה של איזיס האלה.
אחלוף על פני מפלי הניאגרה
ואטבול בחום שימשה הצורב של סהרה.

ארחף מעל צוקי טיבט לוטי עענים
ומעל ארץ הקסם והמיסתורין.
וכשאחלץ מהשרב היוקד, האיום,
אסתובב ואעוף אל קרחוני הצפון.
ביעף אחלוף מעל אי קנגרו האדיר,
ומעל חורבותיה של פומפיאה העיר.
מעל ארץ הקודש של הברית הישנה,
וגם מעל ארצו של הומרוס הנודע
ארחף לי לאט לאט, בדאיה נינוחה.

וכך מתבשם בקסמי התבל,
אל השמים אתרומם ואפרח,
עננה אחות לי, והרוח אח.

Когда я спрашиваю своих экскурсантов: ”Как вам кажется, что отец сделал с этой тетрадкой?", ответ напрямую зависит от возраста. Люди молодые, удивившись моей несообразительности, ответят: "Конечно, опубликовал”. Люди постарше понимающе обронят: "Спрятал подальше от глаз. Своих, прежде всего”. Ну, это вот как раз классический случай, когда старшие правы. Он не листал и не перелистывал. Он начал с листа ЧИСТОГО. Там была новая семья. Новый мальчик (сын его второй жены) – такие же одинокие листочки, прибившиеся друг к другу... И лишь когда отец уйдет из жизни, НОВЫЙ МАЛЬЧИК, перебирая бумаги, узнает, что у него был брат. И брат тот был поэт. Ну, да, “как будто”, я помню, 14 лет, 8 с половиной... мы же договорились...
С польского перевести проблем не будет. Потом, отдавая долг своему второму Отцу, Новый мальчик издаст на иврите эти самые 8 с половиной... Потом рок-группа израильская
“Керах9” подумает, как созвучны мечтания и сны Авремека снам сегодняшним, всегдашним... И вот, что получится:


В муниципалитете города Лодзь, по-видимому, сидят тоже НЕ историки. У них уже есть улица имени ПОЭТА Авремека Копеловича.

------------
Для пояснения -

Авремек Копелович – сын, поэт, погибнет в Освенциме.
Мендель Копелович – отец поэта, будет жить в Израиле.
Йоха Гитель Копелович – мать поэта, погибнет в Освенциме.
Хая Гринфельд – вторая жена отца поэта, будет жить в Израиле.
Элиэзер Лулек Гринфельд – новый мальчик, сводный брат поэта, живет в Израиле.



Авремек с родителями, довоенная фотография, г.Лодзь.

Вторая семья Менделя, стоит сводный брат Авремека Элиэзер, опубликовавший тетрадь.


Русский вариант стихов (я не очень с ним согласна, но времени пока не было предложить что-то другое):

Кому необходима песня для просветительских целей, может скачать вот здесь.
Источник

botinok.co.il/node/65475
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments