Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Categories:

Охота на ведьм по-советски.

ВОЙНА С ХИПАРЯМИ

Начиная разговор о наших «инакомыслящих», очень трудно подобрать верный тон – они, конечно, не ангелы, ведь они одни из нас. Но их искренность, даже когда она вела их по ложному пути, не заслуживала тех кар, которые падали на них.

А вначале было слово или просто треп где-нибудь в курилке. Валерий Лисогор, 24-летний студент института связи, был исключен из вуза за то что, «наслушавшись всякой дряни, он упоенно пересказывал услышанное сокурсникам». Заодно пожурили и его друзей – Тимура Молоканова и Владимира …. Это 1964 год («Волжский комсомолец», 19 апреля). Еще у штурвала Никита Сергеевич, но уже руководящий перст грозит кое-кому – не зарывайтесь, мальчики! После громких процессов в столицах – обязательно какой-нибудь скандальчик в провинции; здесь тоже начеку.

1966 год – весь февраль изобличают писателей А. Синявского и Ю. Даниэля, а уже в сентябре в небольшом Чапаевске изловили своего злоумышленника – Валентина Шубина, грузчика с фабрики № 10 РСУ. Он собирал около себя подростков и внушал им «оппозиционные» мысли. Ну что ж, ему собрание на фабрике «внушило» нечто противоположное…

Месяц дискутировали читатели на страницах областной молодежки – «За и против твиста» («Волжский комсомолец», ноябрь 1966 года), но так и не пришли ни к какому решению: наверное, решили отложить выводы до пленума ЦК по твисту…

Маразм крепчал. Вы не обратили внимания на то, с кем выпивали вчера? Пардон, а если это… страшно сказать – иностранец? Игоря Мнушкина, студента 5 курса медицинского института, исключили из вуза в 1967 г. за то, что он выпивал в Сочи и Москве с одним и тем же японцем. Благо бы с разными, а то с одним. Японцев, что ли, мало? (многотиражка «Медик», 1967 г., 17 мая). Конечно, не всех устраивало – находиться в этой системе. Серьезным поступком можно назвать такой, например, шаг, как отказ Вали Лазаревой, комсорга в инженерно-строительном институте, менять свой комсомольский билет. Она не захотела получать новые документы в начавшемся общем обмене. У каждого свой порог смелости – кто-то, как Валя, идет с открытым забралом, кто-то пишет антиправительственные анонимки в газету или клеит ночью свои «декларации» на рынке в Тольятти. Хотя какая разница, как ты выражаешь свой протест, даже по анонимке тебя найдут и не позволят «поливать грязью самые святые понятия…» Подобные поступки, не оставались без соответствующей оценки. Секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ Зинаида Бенгина, выступая в апреле 1968 г. на пленуме обкома ВЛКСМ, докладывала:

 

- Определенная часть студенчества слушает радиостанцию «Голос Америки», и делает неправильные выводы, о понятиях «свобода», «демократия». Часть студентов позволяли себе даже во время шествия к памятнику Ленину уходить из колонн… Больше того, некоторые не воздержались от реплики: «Куда вас, милые, гонят?». Такое явление было в институтах педагогическом, связи. Среди студенчества имеется еще группа бесстержневой молодежи, без твердых убеждений.

А вот еще факт «борьбы».
31 января 1968 г. за дерзкое хулиганство осужден Александр Погодин, член ВЛКСМ, студент 1 курса строительного техникума. Он сорвал со здания школы № 81 два флага и три транспаранта, посвященных 50-летию Советской власти. Глупый поступок? Конечно. Но что сама система воспитала, то и получила. И не надо было списывать свои ошибки на Запад, как это делал секретарь горкома КПСС Романов: «Буржуазные идеологи не спят, они пытаются свергнуть наше общество».

В этом же году – первый наскок на подрастающих самарских «хиппи» в федеральной прессе. «На концерт «Лиры» сбежались с магнитофонами стриженные «под битлов» таком количестве, что устроители ахнули… Бородатые юнцы заказывали песенки с шиком; громко выкрикивали на английском языке коронные битловские номера». («Советская Россия». 1968 г., 31 мая). Ну, кто же знал, что надо выкрикивать на русском и без шика?

Хотя, конечно, со «святыми понятиями» надо держаться настороже – не дай бог что-нибудь ляпнешь, как например, Борис Горгань – студент 4 курса политехнического института. Тот летом 1968 г., решив познакомиться с девушкой на городском пляже, наверное, для важности сказал ей что-то «клеветнически порочащее советскую действительность». Молодец девушка и подбежавшие купальщики. Клеветник был посрамлен и исключен из института.

А демократам я бы порекомендовал уже сегодня покаяться в преступлениях против «святых понятий» и заранее иметь «открытые письма», рассказывающие об их злодействах, типа «открытых писем», опубликованных в многотиражной газете «Молодой инженер» политехнического института марте–мае 1974 г. В чем же каялись тогда?

Исповедь № 1. «Я… начал возмущаться, почему эти мысли не распространяются свободно в нашей стране… Написал анонимное письмо в редакцию областной газеты «Волжская коммуна»… пустился доказывать, что не хватает у нас свободы личности, печати, интеллектуальной свободы… Трудно сказать, что было бы дальше, не попади я… в поле зрения органов государственной безопасности. Прежде всего, я удивился, что анонимное письмо… о котором никто, кроме меня, ничего не знал, предъявляют мне как улику моих идейных метаний… Анализ криминалистов безупречен… со мной начали вести беседы… с явным намерением поставить на путь истинный… Состоялось общее собрание коллектива… товарищи быстро спустили меня с небес. Ни один из моих доводов не получил поддержки… Товарищи не очень стеснялись выражениях». («Молодой инженер», 1974 г., 18 марта).

Исповедь № 2. «В 1965 г., окончив школу, я поступил институт, в институте я столкнулся с материальными трудностями. Но я видел, что некоторые студенты обеспечены лучше. Пробовал искать ответы в газетах, но не нашел. А, не найдя, бросил читать газеты. Принимал участие в спорах… у меня зародилась идея побывать, а то и пожить там, в «свободном мире», особенно Америке, посмотреть своими глазами… Мне еще не исполнилось 20 лет, а я уже чувствовал себя в одиночестве. Искал друга и не находил. Никто не поддерживал мои мысли… Все интересы товарищей по учебе стали вдруг чужды и вызывали усмешку… Став носителем и пропагандистом чужих идей, я попал в поле зрения органов государственной безопасности». («Молодой инженер», 1974 г., 5 апреля).

Безвременье выкашивало таких людей, их не выпускали за границу и, сокращая свободное пространство дома, не давали жить здесь. В 60-х годах какой-то отдушиной был городской молодежный клуб; после неоднократных «порок» в 70-х он пустеет. Если в 1967 г. в работе секций принимали участие 260 ребят, то в 1970 г. их число уменьшилось до 96. А если молодежный клуб еще не добили – значит, надо еще притопнуть, еще прихлопнуть.

Заседание бюро горкома ВЛКСМ 8 февраля 1973 г. «…Концертная деятельность городского молодежного клуба… не всегда имеет эстетическую направленность, программы и исполнение концертов зачастую находятся на низком художественном и идейном уровне (концерты Юрия Кукина, Евгения Клячкина)».

Заседание бюро горкома ВЛКСМ 26 апреля 1973 г.: «В помещении ГМК с 24 часов 25 марта до 3.30 26 марта состоялась встреча музыкантов города Куйбышева с музыкантами оркестра Иосифа Вайнштейна и диксиленда Алексея Канунникова. Встреча прошла… на низком идейном и организационном уровне».

Что такое высокий идейный уровень для джаза и диксиленда, не знает никто, зато это очень удобная линейка, отмеряя которой «положенное», по остальному можно лупить – «не лезь, запрещено».

Прав тот, у кого больше прав, и это отсутствие элементарной справедливости бросалось в глаза многим. Почетный гражданин Куйбышева, профессор политехнического института Кузьма Наякшин, выступая на институтском партсобрании в феврале 1972 г. говорил: «…студенты не имеют своего ни клуба, ни другого какого помещения, чтобы встретиться».

Да, это действительно так было и осталось. Хотя на другое средства есть. Через семь лет голос профессора снова остался «гласом вопиющего в пустыне»: «…Жигули – жемчужина России. А там стали отводиться участки под дачи. Их же заплюют в пять–шесть лет, загубят». Его слушали и не хотели слышать, хотя статус профессора и Почетного гражданина – это много. Где же все-таки собираться студентам?

- «Земля хиппи – наша страна» – написано карандашом на одной из стен куйбышевского пивбара «Парус»… Пивбар стал своего рода местом свиданий – впервые открыл «хипарей» и среди них А. Кузнецова и разгуливающего босиком Олега Кантария. («Волжский комсомолец», 5 августа 1973 г.). Но что с ними делать?

В тоталитарной системе запрещено делать все, что не приказано. Приказ отдает XXVII городская комсомольская конференция 13 декабря 1973 г. «Недостатками идейно-политического воспитания… можно объяснить тот факт, что в среде студенчества появляются подражатели движению «хиппи». Среди них студент университета Комин, авиационного института Звягин, политехнического института Габурашимов… Мы не имеем права мириться даже с отдельными случаями беспринципности и особенно тем, где дело касается коммунистической морали».

Итак, лицензия на отстрел получена. Добыча – инакомыслие в любых проявлениях. Ведь появляется опасный симптом распада – молодежь после армии не встает на учет в комсомол. «Волжский комсомолец» публикует письмо такого «отказника» Н. Ломакина, в котором он объясняется: «Союз молодежи 70-х гг. – это многомиллионная армия разношерстной молодежи с разными взглядами на жизнь». Да, лихая жизнь пошла, если даже ответственные партийные товарищи признавались: «В ряде случаев мы находим в урнах комсомольские билеты».

Репрессии идут прежде всего по интеллектуальным центрам. Партийное собрание гуманитарного факультета государственного университета 26 апреля 1974 года: «Среди студентов встречаются люди политически незрелые, духовно бедные, нарушающие нормы коммунистической морали, щеголяющие дешевым скепсисом. А внешний вид молодых людей разве не свидетельствует об их культурном и интеллектуальном уровне развития? Эти дикообразные прически у ребят (Комин, Ерин, Малецкий), намалеванные без всякого чувства меры зеленые или голубые разводы на глазах, экстра-коротенькие до неприличия юбочки». Партийное собрание университета 27 июня 1974 г.: «За последние три года из университета выбыло 30 преподавателей. Часть из них оказались политически незрелыми (Бойко, Деркечев, Черторицкий, Сенкевич).., Явно недостаточной является работа кафедр по повышению… идейно-теоретического уровня через систему политпросвещения. Результатом этого является неподготовленность ряда преподавателей к ответам на вопросы студентов… по разъяснению внутренней и внешней политики партии. Такое положение вещей приводит некоторых студентов (Бляс, Малецкий, Марков) к скептическим высказываниям… Вместе с тем, атмосфера благодушия и самоуспокоенности на кафедре литературы… приводит к самодеятельности, бесконтрольным объединениям студентов по их интересам, к нежелательным сборищам, на которых читаются идейно-ущербные стихи (Ю. Орлицкий) и проводятся неуправляемые дискуссии по вопросам философии, истории, литературы».

Следующий цензор молодежи – это райкомы комсомола. IV пленум Октябрьского райкома ВЛКСМ 30 сентября 1974 г.: «Нельзя… пускать ансамбли на самотек, в противном случае они будут подражать манере и внешнему виду битлов… Серьезное беспокойство вызывает проведение танцевальных вечеров в парках и Домах культуры, которые… оказались вне сферы влияния комсомола. В результате чего в центре внимания молодежи появляются люди сомнительного поведения, в разрисованных спортивных майках, с закатанными до колен брюками».

Выходя из дома, проверьте свою одежду. Это не шутка. Первый секретарь Ленинского райкома КПСС г. Куйбышева М. Г. Андреева, выступая 24 мая 1974 года на пленуме райкома, делилась такими своими наблюдениями. «Среди студентов младших курсов стало распространяться подражание хиппи… Неряшливость и неопрятность в одежде, нечистоплотность возводятся в какой-то модный стиль. Причем некоторые студенты этим самым проявляют явное неуважение к нашим большим политическим событиям. 1 мая этого года в колонну нашего района… явился студент медицинского института, непричесанный, в мятых, далеко не первой чистоты, каких-то холщовых штанах и с гитарой… Мы, конечно, вмешались в это дело и не позволили этому человеку портить нашу колонну… Студенты института культуры должны были присутствовать при торжественной регистрации брака молодоженов нашего района… явились как «хиппи», пришлось их отстранить».

Идеал любого чиновника – это унификация. Обидно, почему в Северной Корее все должны носить одинаковые штаны, а у нас нет? Но особенно ожесточенная война с «хипарями» велась политехническом институте, выпуски ее многотиражной газеты читаются как хроника внесудебной расправы.

- Наиболее отрицательное воздействие буржуазной пропаганды и ее последствия можно проследить на группе молодежи, в которую входили В. Малов, 1952 г. рождения. М. Шишков, 1950 г. рождения, учится в театре-студии драмтеатра, В. Зайкин, 1950 года рождения, студент политехнического института и их многочисленные знакомые… Выдавая себя за сторонников «хиппи», М. Шишков и В. Зайкин пропагандировали среди молодежи… идеи западных «хиппи», призывали к изоляции и протесту против «несовершенств» нашего общества, имели намерение организовать шествие молодежи по улицам Куйбышева в одежде с лозунгами «хиппи»… М. Шишков… у него мечты построить дом вдали от людей, жить «натуральным хозяйством» в уединении от общества. Он уже строит планы о создании в г. Куйбышеве «Клуба свободной любви» или «Общества свободы и любви», изобретает лозунги «Свобода сексу», «Делай любовь, а не войну». Итог статьи: «…и Шишков, и В. Зайкин имели отношение к самодеятельному театру-студии политехнического института. Что это, стечение обстоятельств? Как могло пройти мимо взглядов своих подопечных, не заметить их буржуазных идей руководство институтской самодеятельности?» («Молодой инженер», 1974, 18 мая).

Все ясно – во всем виноват Запад. «Бит-музыка. Уродливая западная кабацкая музыка… привела третьекурсника Константина Лукина к деятельности, несовместимой со званием советского студента». Рок, да еще непонятно как оказавшийся в этом ряду Александр Дольский, привели к «падению» студентов С. Аксенова, С. Краснова, В. Зайкина, К. Лукина («Молодой инженер», 1974,7 июня). Изобличение идет полным ходом. Театр-студия института под присмотром комсомольского лидера В. Кутько также принимает «Открытое письмо», в котором осуждает «мировоззрение некоторых местных доморощенных «хиппи». В авиационном институте выявлена и обезврежена кандидат исторических наук В. Д. Скворцова, в своих лекциях она «главное внимание сосредоточивала на негативном освещении пути, пройденного партией и советским народом». И все же что-то нарушено в этой цепочке контроля, какой-то изъян, если «студенты политехнического института являются завсегдатаями пивных киосков, ресторанов, не стесняются распивать спиртные напитки на улице» в том же самом 1974 г. Любят рестораны «Чайка» и «Север», но терпеть не могут нравоучений. На встречу с работниками КГБ, рассказывающими о диверсиях империалистов, в общежитии № 4 собирается 15 человек, послушать бывшего первого секретаря обкома ВЛКСМ 30-х годов Н. Каткова собираются 25 студентов. Ветеран в гневе: «Эти факты свидетельствуют о распущенности. Кого мы готовим, что за люди будут». Да, в его времена так не было.

Но и гончие 70-х тоже неплохи, не теряют следа, преследуют «хипарей». В 1975 г.: «Нашей молодежи должны быть чужды увлечения поп-музыкой. Подобная «артподготовка» с Запада… способна проложить путь чуждой нам буржуазной идеологии… Тем возмутительнее концертная программа, преподнесенная на декабрьском фестивале в политехническом институте одной из поп-групп. Участники ансамбля во главе со студентом 3-го курса В. Курочкиным… взялись пропагандировать на сцене растлевающую молодежь ультрасовременную музыку Запада… Подобные нравы чужды нам, действия же музыкантов В. Курочкина, С. Лунина, Ю. Арикайнена, В. Лобачева… заслуживают самого сурового осуждения. («Молодой инженер», 1975 г., 7 января).

Крови! Крови! – требует газета, но мудрая администрация факультета, на котором учатся «виновники», ехидно вопрошает – а списки участников фестиваля с нами согласовывали? Нет? До свиданья. («Молодой инженер», 1975 г., 7 марта).

Своеобразная «искусствоведческая» дискуссия по проблемам рок-музыки завязывается на 7 пленуме Ленинского райкома КПСС. Его бюро считает, что «не может не настораживать чрезмерное увлечение части молодежи искусством западного образца… от невинного оригинальничания молодые люди приходят к моральной деградации». В ответ резко возражает главный режиссер драмтеатра Петр Монастырский. (фото 36. Петр Монастырский) «…Битл-музыка – это музыка высокого профессионализма, это музыка высоких музыкальных специалистов.. битлы… люди высокой культуры».

Но власти бесполезно переубеждать. Они разбираются во всех вопросах и везде их точка зрения бесспорная. «Битлз-музыка в исполнении наших джазов ничего хорошего в себе не несет и эстетически не воспитывает молодежь». Но подумайте: разве не обидно – только нашел западную диверсию, обезвредил врага, а тут к тебе всякие режиссеры лезут с советами. За границей по другому – там, в 1975 году, в одной Италии 705 террористических актов было, вот где простор спецслужбам. А здесь найдешь инженеришку в политехническом институте, размножающего литературу Солженицына, Пастернака, и то рыба. Хотя странно – почему на этого Валерия Лихачева никто из коллег не донес?

- Не по-советски это… Некоторым сотрудникам по работе было известно, что Лихачев прячет у себя дома антисоветскую и идейно-вредную литературу, размножает и распространяет ее… Его товарищи по работе – А. Грек, А. Корнейчук, М. Шлеенко промолчали… Чувство ложной дружбы помешало сообщить об этой деятельности руководству кафедры. («Молодой инженер», 1975 г., 24 апреля).

***

 

Охота на ведьм по-советски. ПРИМЕЧАНИЯ

Лев БЕКАСОВ
Родился 16 октября 1933г. в г. Куйбышев. Закончил Куйбышевский Политехнический Институт в 1965 г. по специальности “Автоматика и телемеханика”, кандидат технических наук, доцент. работает в качестве преподавателя с 1968г. на кафедре ” Электронные Системы и Информационная Безопасность” Самарского Государственного Технического Университета. Область научных интересов: информация в биосистемах.

Ефим ВЫШКИН
Родился 29 октября 1949г. в г. Куйбышев. Доктор философских наук, профессор, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, проректор мо международным связям Самарского государственного архитектурно-строительного университета, зав. кафедрой лингвистики и межъязыковой коммуникации, директор центра лингвистической подготовки и перевода.

Константин ЛУКИН
Родился 1 апреля 1952 года в г. Куйбышеве. В 1975 году окончил Куйбышевский политехнический институт. В 1978-1990 годах – организатор и руководитель первого в Самаре диско-клуба “Удачный звук”. С 1991 года – генеральный директор “Радио Самара Максимум”. Награжден медалью оргкомитета Международного фестиваля молодежи и студентов 1985 г., Почетной грамотой Администрации Самарской области

Юрий МАЛЕЦКИЙ — родился в 1952 году в Куйбышеве (Самара). Окончил Филологический факультет Куйбышевского университета. Под псевдонимом Юрий Лапидус в 1986 году дебютировал в “Континенте” (повесть “На очереди”, № 47–48). Печатался в “Знамени”, “Новом мире”, “Согласии” и др. журналах. С романом “Любью” вошел в шорт-лист претендентов на Букеровскую премию. Постоянный автор “Континента”. С 1996 года живет в Германии.

Кузьма НАЯКШИН
(1900 г. – 1982 г.) С 1977г. Почетный гражданин г. Самара, Заведующий кафедрой Куйбышевского политехнического института. Кавалер ордена «Отечественной войны». Профессор.

Юрий ОРЛИЦКИЙ (Москва) — филолог, литературный деятель, поэт. Родился в 1952 г., жил и работал в Самаре, где защитил докторскую диссертацию. С конца 1990-х в Москве, профессор Российского Государственного Гуманитарного Университета, главный редактор журнала «Вестник гуманитарной науки». Куратор московских фестивалей верлибра (11-й — в 2004 году).

Алексей РАЗЛАЦКИЙ
Родился 31 марта 1935 г. в г. Куйбышеве. В 1958 году закончил Куйбышевский политехнический институт по специальности “Инженер – нефтяник”. В 1969 и 1970 г. в Куйбышевском книжном издательстве вышли 2 его поэтического сборника.
С начала 70-х занялся изучением и освоением марксизма. В конце 70-х написал ряд статей и работ: “Второй коммунистический манифест”. Все это время занимался пропагандой своих идей в марксистских кружках.
В декабре 1981 г. работал зам. начальника КИВЦ объединения “Куйбышевнефть”, был арестован и вскоре приговорен к 7 годам лишения свободы и 5 годам ссылки по ст. 70 УК РСФСР. В феврале 1987 г. досрочно освобожден. В 1987 – 1989 гг. продолжал свою деятельность как марксист. Написал еще ряд статей и работ. Прочитал курс лекций “Мышление XX века” в обществе “Знание”.
6 ноября 1989 г. умер от острой коронарной недостаточности. Последнее место работы: главный экономист отдела АиПР института “Гипровостокнефть”.

Борис ЧЕРНЫШОВ
Кандидат философских наук, профессор кафедры Социально-гуманитарных наук Самарского Государственного архитектурно-строительного университета.

Источник

 

Tags: молодежь 70-х, самара, стиляги, хипари, хиппи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments