Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Categories:

✨ ПАМЯТИ СЕРГЕЯ ЮРСКОГО

Как знать, быть может, существует потусторонний – светлый и лишённый какой-либо

земной мути – мир художников, драматургов, артистов

 

1

Гранивший роли, как алмазы, Он жизни улицу согрел. И смерть как будто несуразна, Коль ставит творчеству предел. Но мастерству, теплу и свету Предел не мыслится никак. Героев галерея: ленту Высот, что опровергнет мрак, Напоминает… Стал теплее Наш мир от Юрского работ. У смерти скучные идеи, И только светом жизнь живёт.


2

Как знать, быть может, существует потусторонний – светлый и лишённый какой-либо земной мути – мир художников, драматургов, артистов

Они уходят – одарив великолепными драгоценностями духа; они уходят – актёры старой формации, чьё мастерство вибрировало и блистало, меняя души к лучшему, чьи роли складывались в каталоги образцов, эталонные варианты игры, переходящей в жизнь…

Вот и Сергея Юрского черёд подошёл…

Что выбрать из обширной галереи работ, если каждая огранена, как алмаз, если любой характер человеческий блистает суммою граней; если творческий вектор мастера был – согревать сердца людей, открывая им новые тайны человека?

Может быть роскошного, тонко интонированного Бендера, чьё мошенничество не казалось таким уж страшным, но было виртуозным, блещущим лукавством и остроумием?

Или самопогружённого Импровизатора из «Маленьких трагедий», чей талант, будто бы затёртый салонной лескотнёй, вдруг раскрывался, поражая вполне заурядных прожигателей жизни? 

Или точно и резко обрисованного, переполненного правдой и горем Ивана Сергеевича Груздева?

Маска Тартальи («Король-олень») разрывает реальность солью острот и глубокомысленных умозаключений; мэтр Роше продолжает хранить тайну свою, оставаясь в пределах строгой серьёзности, что порвётся вот-вот, и всё-всё-всё разрешится…

Мистер Дэчери из «Тайны Эдвина Друда» готов раскрыть секрет незаконченного романа – но никто не раскроет до конца механизмы актёрского мастерства и человеческой теплоты огромного таланта Юрского.

Островский и Ионеско, Достоевский и Булгаков, Грибоедов и Шукшин открывали недра своих творений в суммах работ Юрского по-иному: и каждый раз новыми красками сверкали вроде бы такие знакомые и значительные персонажах.

Юрский сказал про Окуджаву: Он согрел нашу улицу.

Сергей Юрский согрел нашу улицу жизни в не меньшей степени…

Как знать, быть может, существует потусторонний – светлый и лишённый какой-либо земной мути – мир художников, драматургов, артистов; почему бы и нет? и, уже живущие в нём, приветствуют ныне душу нового блистательного мастера, осиротившего столь многих своим земным уходом…

Как знать, быть может, существует потусторонний – светлый и лишённый какой-либо земной мути – мир художников, драматургов, артистов
Александр Балтин
_____________________________________________

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments