Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Category:

✨ Три тенора: вред и польза

 

Скоро исполнится 30 лет с того исторического дня, как Хосе Каррерас, Пласидо Доминго и Луччано Паваротти впервые спели вместе.

Интересно вспомнить, как это было и какие имело последствия.

Как всё начиналось?

История успеха трёх теноров, наверное, всем в общих чертах знакома. На всякий случай - тезисно.

В 1990 году Пласидо Доминго, Луччано Паваротти и Хосе Каррерас спели вместе на концерте во время Чемпионата мира по футболу в Риме. Концерт задумывался как единичный и благотворительный - в пользу Международного фонда борьбы с лейкемией. Этот фонд основал Каррерас после успешного излечения от тяжёлой формы лейкоза.

Концерт транслировался на весь мир и имел феноменальный успех. Его запись разошлась такими тиражами, которых не знала история. Аудитория телетрансляции составила около миллиарда зрителей.

 

Концерт в термах Караккалы в Риме



 

Далее с ещё большим размахом три тенора выступили на трёх последующих чемпионатах мира по футболу (1994, 1998 и 2002), а в перерывах между ними провели многочисленные совместные гастрольные туры по разным странам.   

Эти выступления продолжалось 13 лет - до момента начавшейся болезни Паваротти.

Итоги с плюсом и минусом

Теперь уже видно, что мировой тур трёх теноров имел эпохальное значение.

Впервые оперное пение привлекло огромную массовую аудиторию, а певцы получили гонорары, сравнимые с гонорарами поп звёзд (за каждый большой концерт Каррерас, Доминго и Паваротти клали в карман по миллиону долларов, не считая доходы от выпуска дисков, фильмов, интервью, книг и прочего).

А главное, что красота академического пения тронула миллионы людей от двадцати до семидесяти, совершенно далёких от классики.

Вроде бы, есть повод петь трём тенорам вечную славу, но почему-то многие профессионалы и любители классики смотрят на эту историю без энтузиазма.

С их точки зрения картина выглядит иначе:

  • выступая перед огромной аудиторией от имени классического искусства (оперы), три тенора продают публике то, что к опере отношения практически не имеет: пение в микрофон пару легких шлягеров вроде Застольной из "Травиаты", а дальше - сверхпопулярные песни, от "Ave Maria" до "О sole mio" и хитов современной эстрады;
  • на фоне финансового кризиса оперного дела во всём мире, огромных нагрузок и скромных гонораров певцов на оперной сцене, три тенора с их баснословными доходами за исполнение элементарного репертуара выглядят как-то сомнительно (с моральной точки зрения);
  • пиар трёх имён с помощью многолетнего стадионного "чёса" по всему миру достиг таких масштабов, что в мировом общественном сознании других больших теноров в 20 и 21 веке просто нет. Есть только Паваротти, Доминго и Каррерас. Тень их славы накрыла собой всё живое.

За всех троих от этих обвинений в прессе всегда открещивался Пласидо Доминго. Его аргументы таковы (без цитирования, общий смысл):

  • я достаточно пота пролил на сценах оперных театров и продолжаю это делать, чтобы стесняться своих гонораров за эти концерты;
  • многие из наших концертов - благотворительные;
  • никто и не говорит, что наши концерты - это опера, это именно концерты, на которые ходят те, кому нравится. А кому не нравится - те пусть не ходят.

Культурный шлейф

Но главное то, что за этим последовало.

Феерический успех трёх теноров обрушил мутную лавину под названием "классический кроссовер".

Конечно, идею смычки классики и поп музыки изобрели не они. Всё это началось ещё с Карузо и к концу 20 века обрело множество всяких самых причудливых форм и комбинаций.
Но если до трёх теноров всё это имело облик скромной ниши в массовом искусстве, то они открыли плотину, и море разлилось.

Во-первых, началось массовое клонирования идеи.

Разнообразные вокальные группировки под названием "три тенора", "четыре тенора", "пять теноров", "десять теноров" и далее "три контратенора", "три баритона", "три сопрано", "семь сопрано" стали расти как грибы после дождя, чаще всего уводя качество репертуара и вокала в полный ноль.

Все они, конечно, как умеют, поют "O sole mio" и прочие шлягеры из репертуара Тройки. А публика обычно остаётся довольной тем, что приобщилась, как ей кажется, к высокому оперному искусству. 

Кири те Канава - легендарное оперное сопрано - как-то высказалась на этот счёт, что "новое поколение публики воспитывается на таких певцах-подделках, которые никогда толком не учились и ничего не могут без микрофона".
Но непросвещённая публика твёрдо верит, что это и есть вершина оперного вокала (вспомним историю с нашим "золотым голосом России").

Пример трёх теноров стал заразительным и для других оперных звёзд. Они тоже захотели быть ближе к народу и выйти на широкие просторы массовой аудитории.

И скажем честно, главный стимул тут - гонорары, которые в разы выше, чем в оперном театре, при том, что петь песни в микрофон в разы проще. Всем хочется жить красиво. И если трём тенорам можно, то почему другим нельзя?

Этот жанр облюбовали и Монсеррат Кабалье, и Рене Флеминг, и Дмитрий Хворостовский, и Анна Нетребко (которая только что на "Новой волне" спела с супругом очередной шедевр Игоря Крутого), и многие другие.

Не говоря уже об Андреа Бочелли и Аиде Гариффулиной. Да и сами тенора (по отдельности), особенно Пласидо Доминго и Луччано Паваротти, с кем только не вступали в попсовый тандем!  

Публика горячо полюбила именно такую "поп оперу", а за вкусами публики потянулись звукозаписывающие компании. Английский музыкальный критик Норман Лебрехт (автор бестселлера "Кто убил классическую музыку") делает вывод о том, что академическое искусство постепенно уходит из их планов в сторону поп классики, и если появится новый Глен Гульд с какой-нибудь революционной интерпретацией Баха, ему уже вряд ли предложат контракт.

В ту же сторону дрейфуют пианисты (Ланг Ланг), скрипачи (Давид Гарретт), виолончелисты (2Cellos и Йо Йо Ма), симфонические оркестры (включая прославленный Лондонский филармонический). В последние 20 лет хорошо видно, как классика-лайт постепенно вытесняет серьёзное искусство.

Нельзя, конечно, валить всё на трёх теноров, но именно они приучили публику к незамысловатой музыке, исполненной великолепными, совсем для другого предназначенными голосами. Такое нравится всем: и понятно, и приятно, и прилично (как бы классика всё же). Это немного напоминает обед, где в меню хот-дог, шаурма и квас, а стол при этом сервирован серебряными приборами и хрусталём.

Но чаще всего и серебро фальшивое.

Союз трёх теноров в их лучшие времена - это уникальная вещь во всех смыслах, включая тот повод, по которому они впервые спели вместе. К сожалению, они сами вывели эту идею в массовый тираж, и получилось то, что получилось.

Спустя 30 лет

Если бы не болезнь и смерть Луччано Паваротти в 2007 году (кстати, от онкологии), трио наверняка продолжало бы свои концерты.

Пласидо Доминго в свои 78 необыкновенно активен.

Он пережил тяжёлые ситуации со здоровьем, но до сих поёт полноценные оперные партии на сценах главных театров мира (правда, уже не тенором, а баритоном), даёт концерты, дирижирует, руководит вокальным конкурсом "Опералия" и участвует во всевозможных проектах.

Недавно он попал в хорошо организованный скандал на тему харассмента, и потерял несколько контрактов, но будем надеяться, что всё кончится для него благополучно.

Хосе Каррерасу сейчас 73 года.

Оперную сцену он покинул уже давно, но всё ещё ездит по миру с концертами.

_______________________________________________

kultshpargalka  

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments