Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Categories:

✨Старый, добрый шлягер. "Институтка" или "Черная моль"

  

 

Не смотрите вы так сквозь прищуренный глаз,
 Джентльмены, бароны и леди.
 Я за двадцать минут опьянеть не смогла
 От бокала холодного бренди. 
 
 Ведь я институтка, я дочь камергера,
 Я черная моль, я летучая мышь.
 Вино и мужчины - моя атмосфера.
 Приют эмигрантов - свободный Париж! 
 Мой отец в октябре убежать не сумел,
 Но для белых он сделал немало.
 Срок пришел, и холодное слово «расстрел» -
 Прозвучал приговор трибунала. 
 
 И вот, я проститутка, я фея из бара,
 Я черная моль, я летучая мышь.
 Вино и мужчины - моя атмосфера,
 Приют эмигрантов - свободный Париж! 
 
 Я сказала полковнику: - Нате, возьмите!
 Не донской же «валютой» за это платить,
 Вы мне франками, сэр, за любовь заплатите,
 А все остальное - дорожная пыль. 
 
 И вот, я проститутка, я фея из бара,
 Я черная моль, я летучая мышь.
 Вино и мужчины - моя атмосфера.
 Приют эмигрантов - свободный Париж! 
 
 Только лишь иногда под порыв дикой страсти
 Вспоминаю Одессы родимую пыль,
 И тогда я плюю в их слюнявые пасти!
 А все остальное - печальная быль. 
 
 Ведь я институтка, я дочь камергера,
 Я черная моль, я летучая мышь.
 Вино и мужчины - моя атмосфера.
 Приют эмигрантов - свободный Париж!
 
 
 Поклонники героико - революционных фильмов наверняка помнят советский телесериал “Государственная граница”, снятый на киностудии “Беларусьфильм” в восьмидесятых годах и рассказывающий о службе советских пограничников (кстати, довольно неплохой фильм без выпячивания руководящей и направляющей роли партии, как это было принято в картинах того времени. Его и сегодня изредка показывают по ТВ, особенно в преддверие Дня пограничника).
 В третьем фильме этого сериала - “Восточный рубеж”, снятом в 1982 году, действие происходит в конце 20-х годов на советско-китайской границе. Чекистка Ольга Анисимова (ее сыграла солистка Московского театра оперетты Инара Гулиева), проникшая в белогвардейский центр в Харбине, и пограничник Алексей Могилов (актер Владимир Новиков) предотвращают ряд провокаций на КВЖД, раскрывают заговор белокитайцев и белогвардейского центра в Харбине. Именно в этом фильме прозвучал “белогвардейский шансон” - романс “Институтка”.
 “Эмигрантские” песни и раньше звучали в советских фильмах, но это были в основном песни, написанные специально для конкретного фильма (например, “Русское поле” из “Неуловимых мстителей” или “Березовый сок” из “Ошибки резидента”). В “Государственной границе” же советский человек смог чуть ли не впервые услышать песню, которая была написана в эмиграции задолго до выхода фильма на экраны (правда, слегка “подкорректированный” по месту действия - Харбин - вариант); песню, до тех пор исполнявшуюся лишь на подпольных концертах. Даже удивительно, как цензура тех времен смогла пропустить этот эпизод фильма. Честь и хвала режиссерам фильма!
 
 
 
 
Однако, преднамеренно или нет, но создатели фильма немного ошиблись - песня “Институтка” появилась на свет только лет через двадцать после указанных в фильме событий.
 Так давайте об этом подробнее.
 Есть на свете песни, которые, кажется, были всегда. Включишь диск или кассету с такой песней и каждый слушатель, независимо от возраста, скажет: “Да-а. Старинная вещь, Еще моя бабушка пела ее под гитару...” Это срабатывает эффект человеческой памяти и качества музыкального материала. Песни стали народными и помнятся всем, как сказки, услышанные в детстве.
 На самом деле большинству “народных” композиций никак не больше 50-70 лет от роду и еще можно, если сильно постараться, установить имена авторов и проследить обстоятельства создания незабываемых музыкальных произведений. Это касается и истории знаменитой “Институтки”, “дочки камергера”.
 Начинается эта история, конечно, в “приюте эмигрантов” - “свободном Париже”.
 
 
 Обратимся к мемуарам Людмилы Ильиничны Лопато. Эта певица, исполнительница русских песен и романсов, звезда русских кабаре Парижа и Голливуда, хозяйка знаменитого парижского ресторана “Русский павильон”, прожила долгую (1914 - 2004) и насыщенную удивительными событиями и встречами жизнь, и даже успела в начале 2000-х годов сняться в документальном фильме Эльдара Рязанова “Княжеское гнездо”. В своей книге “Волшебное зеркало воспоминаний”, она писала о событиях пятидесятых годов ХХ столетия:
“В Париже я довольно часто устраивала благотворительные спектакли... Вечер назывался "В гостях у Людмилы Лопато". Первое отделение мы решили сделать не просто концертным: действие было объединено единым сюжетом. Сценарий написала для нас Мария Вега - автор нескольких книг стихов и многочисленных комических песенок и жестоких романсов из репертуара кабаре тех лет, — женщина огромного роста, полная и походившая лицом на мужчину. Самый её знаменитый надрывный романс "Не смотрите вы так сквозь прищуренный глаз, джентльмены, бароны и леди..." на слуху до сих пор и в эмиграции, и в России”.
 

 
Поет Валя Сергеева, фактически, единственная женщина-певица советского шансонного андеграунда до середины 80-х, задолго до Любови Успенской названная “королевой блатной песни”
 
Информация об авторе песне Марии Вега крайне скудная, отрывочная и местами противоречивая, хотя она была, бесспорно, литературно одарённой женщиной и незаурядной личностью.
 
 
 Мария Вега — литературный псевдоним Марии Николаевны Волынцевой, по мужу Ланг (во втором браке княгиня Нижерадзе). Родилась она в Петербурге, 5 июня 1898 года, в артистической семье: бабушка будущей писательницы А.К.Брошель в шестидесятых годах XIX столетия блистала на сцене Александринского театра, сестра ее танцевала в Мариинском, актером театра Сабурова был дядя - М.Брошель. Крестной матерью Маши Волынцевой стала великая актриса Мария Савина. Окончила Павловский женский институт. В 1918 Маша Волынцева вместе с отцом оказалась в эмиграции. В дальнейшем её жизненный путь пролёг через несколько стран -Турция, Франция, Швейцария, США. С начала 1920-х годов жила в Париже, где встречалась с Цветаевой, Буниным и другими известными представителями русской диаспоры.
 В 30-50х годах она опубликовала несколько романов и сборников стихов. Писала Мария Вега и комедии для театра. В Русском театре в Париже шли в 50-е годы пьесы "Великая комбинаторша", "Король треф", "Ветер", "Суета сует". Занималась Мария Вега также живописью, и - для заработка - изготовлением на продажу кукол. Казалось бы, достаточно тривиальная судьба русской эмигрантки, но это не так.
 В годы Второй мировой войны поэтесса принимала участие в движении Сопротивления. Еще в 1946 году писательница. получила советский паспорт. С 1962 года она отдалилась от эмигрантских кругов, стала печататься в издаваемых в СССР Комитетом по связям с соотечественниками за рубежом журналах. Из-за своего желания вернуться в СССР она волей-неволей вошла в конфронтацию с эмигрантской публикой и в то же время так и не стала “персоной грата” в советской реальности.
 

 
Ольга Павенская. Черная моль
 
 После 1968 года Мария Николаевна дважды побывала в СССР. От поэтессы потребовали стихов о Ленине - на подходе был столетний юбилей вождя. Ценой двух совершенно никому не нужных поэм на эту тему ("Свершилась!" и "Страна чудес") Мария Вега издала в 1970 году в Москве сборник "Одолень-трава", распространявшийся преимущественно в русском Зарубежье и заслужила право приехать в СССР в 1975 году. Ей была дана возможность провести последние годы в Ленинграде, в Доме ветеранов сцены, некогда основанном ее крестной матерью - великой русской актрисой М.Г. Савиной. В Москве вышли её сборники стихотворений - "Самоцветы" (1978) и, уже после ее смерти в январе 1980 года, "Ночной корабль" (1982).
 Мария Вега имела все шансы занять достойное место если не в советской официальной культуре, то в наследии русского искусства в изгнании наверняка, но не сложилось. Классическая ситуация - “меж двух огней”, каждый из которых опалил крылья нашей героини и уже не дал ей возможность подняться. Имя её для многих читателей незнакомо. А вот песня на её стихи не просто известна, но и является одной из самых популярных вот уже на протяжении многих десятилетий.
 В середине 70-х “Институтка” входила в репертуар Аркадия Северного. а затем, в 80-х - Михаила Гулько. 
Кто автор музыки? - неизвестно. Скорее всего, кто-то из тех же эмигрантов. Песня давно ушла в народ, и, как и всякая полюбившаяся в народе песня, она дополнилась разными вариациями - новыми куплетами, выпавшими и измененными словами. В результате известно несколько вариантов песни, и какой из них можно считать авторским, сегодня уже установить невозможно.
 В очень любимой мною передаче “В нашу гавань заходили корабли”, занимающейся сбором и популяризацией “дворовой песни” (сколько позабытых песен своего детства я там услышал!) песню пела Лариса Крылова.
 

 
Лариса Крылова
 
 Известный российский драматург, художественный руководитель театра “У Никитских ворот", Марк Розовский, поставил силами своего театра музыкальный спектакль под открытым небом “Песни нашего двора”, идущий с аншлагами уже много лет. Песню “Черная моль” (“Институтка”) не просто спел, а сыграл заслуженный артист России Александр Вилков.
 

 
 
Песни нашего двора. Черная моль
 
 В весьма красочном антураже пели “Институтку” Алена Апина и Надежда Бабкина, но, к сожалению, ни одна, ни другая на роль выпускницы Института благородных девиц как-то “не тянут”, чего нельзя сказать о Лайме Вайкуле с ее слегка ироничным исполнением в сопровождении великолепного сикстета “A'cappella ExpreSSS”
 

 
Лайма Вайкуле и "A'cappella ExpreSSS"
 
 
Историческая справка
 
Камергер - придворный чин и придворное звание высокого ранга. В России это звание-должность было введено Петром I взамен должности ключника. В Табеле о рангах первоначально находился в V классе, с 1737 года состоял в VI классе, а в 1809 году переведён в IV класс. Обязанности камергера были не обременительными. Как записано в "Полном собрание законов Российской империи", получив генеральский мундир, камергер носил за императрицей шлейф и стоял у трона, "пока Ея Величество изволят пить спросить".
 Со временем, звание стало терять значимость. Императрица Екатерина II пожаловала в камергеры более 100 человек, а к концу XIXв. звания камергера были удостоены многие люди, не имевшие отношения к служению при дворе, например, литераторы Тютчев, Вяземский, Фет, композитор Римский-Корсаков.
 
Институтка - воспитанница женского образовательного учреждения в Российской империи. Мария Вега (Мария Волынцева) окончила Павловский женский институт.
 Свое начало институт вел от основанного в 1798 году указом Павла I военно-сиротского дома для детей офицеров и солдат, павших в боях. В 1807 году открылось специальное “девичье училище”, переименованное в 1829 году в Павловский женский институт.
 Принимали в институт девочек десяти-одиннадцати лет. Срок обучения составлял семь лет. В Павловском институте учились девочки из обедневших дворянских семей, преимущественно сироты, дочери офицеров и служащих в военном ведомстве.
 Воспитанницы были ограждены от окружающего мира, и все свое время проводили в институте; домой их отпускали только на Пасху, Рождество и на летние каникулы. Так как девочки, учившиеся здесь, были небогаты, их готовили к скромной семейной и трудовой жизни. Помимо общеобразовательных предметов, таких как французский и немецкий языки, девушек обучали кройке, шитью, домашнему хозяйству. Выпускницы получали диплом со званием домашней учительницы. 
 
Материалы: Максим Кравчинский  ДРАМА «ИНСТИТУТКИ» (Максим Кравчинский. Песни, запрещенные в СССР. Нижний Новгород, ДЕКОМ, 2008, с. 188-190. Ранее опубликовано в журнале «Шансонье», между 2004 и 2008) и сайт forus.kg
_______________________________________________
tunnel.ru 

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments