Dmitry Shvarts (dmitry48) wrote,
Dmitry Shvarts
dmitry48

Categories:

✨ Что танцевали в XX веке /часть3/

Два танцующих мира на одной схеме: самые модные танцы салонов и дискотек и самые смелые явления хореографии за 100 лет

 

Рок-н-ролл
1950-е Танцуют для развлечения



Рок-н-ролл из фильма Фреда Ф. Сирса «Взбесившиеся» («Don’t Knock the Rосk»). 1956 год

После войны появилась целая плеяда музыкантов, играющих что-то вроде уско­ренного блюза. Но первые записи еще называли не рок-н-роллом, а счи­тали изводом ритм-энд-блюза, который в консервативной Америке прочно ассоциировался с музыкой афроамери­канцев. Согласно распространенному мнению, слово «рок-н-ролл» в этом значении первым стал использовать радио­ведущий Алан Фрид, чтобы ставить в эфире, в том числе и для белой аудито­рии, песни Чака Берри, Литтл Ричарда, Элвиса Пресли и Джерри Ли Льюиса (по иронии судьбы, в афроамериканском сленге «рок-н-роллом» называли секс).

Под новую музыку танцевали, используя все движения свинговых танцев, но энер­гичнее и с большей долей импровизации. Голливудские фильмы «Rock Around the Clock», «Don’t Knock the Rосk» и «The Girl Can’t Help It» (все вышли в 1956 году) окончательно превратили послевоенное поколение в rock’n’roll generation. Устоять против драйвовых ритмов не смогли ни в Европе, ни в СССР: рок-н-ролл затанцевал даже ансамбль Игоря Моисеева — правда, в виде пародии на «буржуазные нравы» и под ирониче­ским названием «Назад к обезьяне».



 

Морис Бежар и бельгийские хореографы
1950-е Танцуют для искусства



«Весна священная» в постановке Мориса Бежара. 1959 год

Морис Бежар — важнейшая величина и для балета, и для современного танца. Он работал во Франции, Бельгии и Швейцарии и, при всей закрытости СССР, сотрудничал с Майей Плисецкой, Екатериной Максимовой и Владимиром Ва­силь­евым. В Бельгии он прожил 30 лет начиная с 1959 года, когда, отчаяв­шись дождаться признания и помощи со стороны французских властей, Бежар принял приглашение директора Театра де ла Монне создать балетную труппу в Брюсселе. Его первой же премьерой на новом месте стала «Весна священная», теперь уже легендарная.

Можно сказать, что благодаря Морису Бежару в Бельгии возник современный танец: в 1970 году он создал в Брюсселе междисциплинарную школу хореогра­фии «Мудра», где обучали и классическому балету, и музыке, и пению, и бое­вым искусствам, и актерскому мастерству. Ее выпускница Анне Тереза де Керс­ма­кер стала одной из самых сильных современных бельгийских хореографов, а в 1995 году она открыла еще одну культовую школу, P.A.R.T.S. (Performing Arts Research and Training Studios). В P.A.R.T.S. тоже обучают «синтетиче­ских» артистов, добавив к набору «Мудры» репертуар хореографов XX века — от Уиль­яма Форсайта до Пины Бауш.

Сегодня Бельгия — один из центров современного танца, в чьи труппы и шко­лы мечтают попасть артисты со всего мира. При этом бельгийской школы танца как таковой нет — у каждого хореографа свой стиль. Например, Анне Тереза де Керсмакер изучает связь музыки и хореографии, а также геометриче­ские паттерны танца; Вим Вандекейбус переносит танец на пленку, занимая ведущее положение в мире кинотанца; Сиди Ларби Шеркауи в своих работах соединяет восточную и западную культуры.

Главные представители:

Морис Бежар, Анне Тереза де Керсмакер, Ален Платель, Вим Вандекейбус, Сиди Ларби Шеркауи.

Ключевые постановки:

«Весна священная», «Болеро», «Месса по настоящему времени» и «Симфония для одного человека» Мориса Бежара; «Фазы» и «Rosas danst rosas» Анне Терезы де Керсмакер; «Blush» Вима Вандекейбуса; «Сутра» Сиди Ларби Шеркауи; «Добрый день, мадам, как вы сегодня поживаете, хорошая погода, несомненно будет дождь и так далее» Алена Плателя.

Можно ли увидеть сейчас:

Труппа Бежара, переехав из Брюсселя в Лозанну, изменила название с «Балет XX века» на «Балет Бежара в Лозанне» — и довольно плодотворно развивается (после смерти Бежара в 2007 году — под руководством его ученика Жиля Рома­на). В Бельгии же активно работают и много гастролируют по миру (иногда заезжая и в Россию) де Керсмакер со своей труппой Rosas, Вандекейбус и Ultima Vez, Алена Платель и Les ballets C de la B, Сиди Ларби Шеркауи и Eastman — и многие другие, менее известные. А балет Сиди Ларби Шеркауи «I Will Fall for You» («Я тебя полюблю») можно будет увидеть этой осенью в Москве и Санкт-Петербурге на фестивале «Context. Diana Vishneva».

 

Твист

1960-е  Танцуют для развлечения



Твист под песню «Let’s Twist Again» в исполнении Чабби Чекера

Твист начали танцевать в самом конце 1950-х, но после того, как в 1960 году 19-летний афроамериканец Чабби Чекер (настоящее имя — Эрнест Эванс) исполнил песню «The Twist» с группой American Bandstand, Америка букваль­но сошла с ума (этому явлению — мгновенной и кратко­срочной популярности танца — даже дали название dance craze), а за ней и весь мир. Тремя годами позже Чекер закрепил успех синглом «Let’s Twist Again».



Твист завершил долгую эволюцию клубных танцев, которые постепенно дви­гались от танца в тесном контакте с партнером к танцу индивидуальному. Еще в рок-н-ролле пара держалась за руки (даже если только касаясь друг друга кончиками пальцев), а в твисте партнер уже в принципе не обязателен. И, глав­ное, танец был необыкновенно прост в исполнении: опорной ногой надо проде­лывать движение, как будто давишь окурок подошвой; другая нога при этом раскачивается. В движение включаются бедра, а руки работают так, будто растирают спину полотенцем после душа. Помимо прочего, для этих движений не нужно много места: твист можно было танцевать и в собственной спальне, и в тесном ночном клубе.

 

Танец постмодерн (США)
1960-е  Танцуют для искусства



«Водяной мотор» Триши Браун. 1978 год

В отличие от многих других явлений в искусстве, у танца постмодерн есть дата рождения. Это 6 июля 1962 года, день, когда в баптистской мемориальной церкви Джадсона состоялся «Танцевальный концерт (#1)», в котором студенты класса композиции Роберта Данна показывали свои работы, созданные за два года занятий. Они назвали себя постмодернистами, отрекаясь таким образом от ненавистного им танца модерн, который, по их мнению, заменил старые пра­вила на новые, вместо того чтобы отказаться от них вовсе. В знаменитом «No Manifesto», написанном одной из самых ярких представительниц этого те­чения Ивонн Райнер, говорится об освобождении: не надо танцевать для зри­теля, не надо учиться и уметь танцевать, чтобы выразить свои чувства, не надо играть в принцесс или героев, не надо танцем рассказывать истории. Живи со­бой, здесь и сейчас. Танцуй в парке, реагируй танцем на то, что происходит вокруг, экспериментируй.

Главные представители:

Триша Браун, Ивонн Райнер, Стив Пэкстон, Мередит Монк, Дебора Хэй, Люсинда Чайлдс, Анна Халприн и др.

Ключевые постановки:

«Трио А» и «Мы побежим» Ивонн Райнер; «Человек, идущий вниз по стене» и «Аккумуляция» Триши Браун.

Можно ли увидеть сейчас:

К 1990-м годам танец постмодерн сошел на нет: кто-то из основателей ушел на Бродвей зарабатывать деньги, кто-то увлекся музыкой, кто-то переключил­ся с перформансов на спектакли. Но тем не менее след постмодерна в совре­мен­­ной хореографии есть, и очень яркий: например, созданная Стивом Пэк­стоном контактная импровизация по сей день является основополагающей танцевальной дисциплиной.

_____________________________________

Подготовили Ирина Сироткина, Вита Хлопова

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments